ВИДЕО С РАЗБОРОМ ЭПИЗОДА НА РОЖДЕСТВЕНКЕ
Всё как у
людей
Cпецпроект «Все как у людей — 212», созданный вместе с журналисткой и медиахудожницей Аленой Агаджиковой, посвящён письмам узников «московского дела». Попадание в СИЗО, ожидание судов, невозможность обнять родных и ощущение дезориентированности — это малая часть того, что испытывают фигуранты «московского дела». Но их спасают письма. Большую часть времени ребята либо читают книги, либо письма с воли, и отвечают на них.
На протяжении всего московского дела мы будем публиковать выдержки из писем политзаключенных об их жизни в неволе, об их снах, мыслях и планах, о смешном и печальном. Цитаты будут представлять актеры, художники, журналисты, общественные деятели и просто все неравнодушные, готовые выступить в поддержку узников.
Вы можете поддержать проект тремя способами:
1
Если вы переписываетесь с фигурантом московского дела и вам кажется, что ваш адресат может быть не против публикации цитаты из его письма/писем, расскажите ему в ответном письме об этом проекте и попросите разрешения на отправку его письма нам. Если получите разрешение, отправляйте скан письма в личные сообщения координаторке проекта. Мы выберем цитату и постараемся сфотографировать с ней героя проекта.
2
Если вы — публичная персона и хотите сфотографироваться с цитатой, рассказав, таким образом о московском деле, также пишите. Если вы знаете кого-то, кого мог бы заинтересовать этот проект — пожалуйста, отправьте ссылку на эту страницу этому человеку!
3
Пишите письма фигурантам московского дела. Как это сделать, подробно описано здесь.
Два поколения бывших политзаключенных встретились на спектакле «Подельники» в Театре. Doc, рассказывающим о жизни заключенных по Болотному делу самими заключенными Андреем Барабановым и Алексеем Полиховичем, а также теми, кто наблюдал за процессом со стороны.

Московское дело часто сравнивают с Болотным. 6 мая 2012 года прошел Марш миллионов против инаугурации Путина. Было задержано около 400 демонстрантов, в отношении более чем 30 человек возбудили уголовные дела. 16 людей получили реальные сроки в колониях.

Каждый из героев фото на собственном опыте ощутил, как важны письма «с воли», и солидаризируется с теми, кто все еще сидит. На фото: Алексей Полихович, Андрей Барабанов, Алексей Гаскаров (Болотное дело), Даниил Конон, Валерий Костенок, Владислав Барабанов, Павел Устинов, Айдар Губайдулин, Алексей Миняйло, Сергей Абаничев (Московское дело).


Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», который помогает женщинам и семьям, попавшим в тяжелую жизненную ситуацию, выступает в поддержку Данила Беглеца.

27 июля Данил ехал на деловую встречу, но не смог пройти мимо полицейского, который избивал участника мирной акции протеста. Он одернул его за руку. За это Данила осудили на два года. У него осталась жена Диана, двухлетний сын Алеша и четырехмесячная дочка Алиса, которую родители зовут Бусинкой. Жизнь целой семьи рушится из-за того, что до полицейских, оказывается, дотрагиваться нельзя. Иначе — тюрьма.

Данил был единственным кормильцем в семье. Сын всегда засыпал с папой, и теперь Алёша звонит папе на выключенный телефон и спрашивает у мамы, почему он «его бросил». Диана говорил, что папу забрал Бармалей, потому что не знает, как объяснить сыну, что папа сидит за то, что дотронулся до полицейского.
Общественная поддержка решает в отношении узников московского дела если не все, то очень многое. До момента, пока рэпер Оксимирон не начал активно выступать в поддержку 21-летнего Самариддина Раджабова, которого обвиняют в броске пластиковой бутылки, Самар был одним из самых непопулярных узников московского дела и получал мало писем. Позже музыкант предложил узнику записать совместный рэп-трек и дело последнего стало массово освещаться в СМИ. Сейчас постоянно улыбающегося Раджабова узнают даже те, кто летом ничего не слышал о московском деле. А недавно против него отказался свидетельствовать полицейский, который якобы пострадал от броска Самариддина, и дал интервью: «Важно отдавать себе отчет: что важнее — работа или спокойный сон. Я выбрал сон».

Цитаты из ранних писем Самариддина можно увидеть на плакатах правозащитницы, соосновательницы организации «Зона Права» и интернет-СМИ «Медиазона» Маши Алехиной, а также Андрея Ковалева, шеф-редактора издания ROMB, которое освещает несправедливые ситуации в России и благодаря которым привлекается внимание к одиноким старикам-погорельцам из сёл; семьям с приемными детьми, у которых не хватает денег на питание; пыткам в колониях; и другим серьезным вещам.

На плакате гендерной исследовательницы, активистки и диджейки Беллы Рапопорт — цитата из письма Эдуарда Малышевского.

Эдуард Малышевский — не самый популярный фигурант «дела 212». Ему 47 лет, он неоднократно судим. Вытаскивать простого рабочего некому, кроме любимой женщины и активистов. При этом его история удивительно интересна. Ее в интервью Новой Газете рассказала гражданская жена Эдуарда, Альфия, которая встретила Эдуарда в тот момент, когда он отбывал свой последний срок, а она работала тюремным врачом. Альфия рассказала, как муж поверил в Отца Абсолюта; за что коллеги прозвали его «святым»; о невероятной любви Эдуарда к чтению и собственных представлениях о справедливости.

По словам Эдуарда, 27 июля он уже сидел в автозаке, когда увидел, что на улице замахиваются дубинками на женщин, и выбил ногой стекло автобуса. Стекло выпало целиком — его подхватили стоящие рядом люди. Позже выяснилось, что оно задело одного из полицейских, тот почувствовал боль от удара.

Кирилл Жуков: «Меня называют мастером бесконтактного боя!»
Кирилл Жуков был спасателем, читал лекции по старческой деменции в пенсионных домах Подмосковья, тушил лесные пожары 2010 года, помогал старикам и искал деньги для онкобольных. «Я начал с себя. И ничего не изменилось», — говорит Кирилл. 4 сентября его приговорили к трем годам колонии общего режима за то, что он махнул рукой у шлема росгвардейца.
9 октября прошла апелляция на приговор Кириллу. Адвокат Кирилла предъявила видеозаписи замедленной съемки предполагаемого преступления Жукова и эксперимента, благодаря которым становится ясно, что Кирилл Жуков, во-первых, не касался шлема росгвардейца, а, во-вторых, не мог причинить ему физическую боль. Несмотря на безусловные аргументы защиты, приговор Кирилла остался в силе — три года колонии.
В поддержку арестанта выступают лидер группы «Тени свободы» Иван Глобин и фотомодель Анастасия Швецова. Она рассказывает:
«Я поддерживаю узников московского дела, потому что считаю, что не они совершили преступление, а наоборот — оно сейчас совершается в отношении них. Узники отстаивают интересы всех нас, поэтому для меня важно дать им знать, что даже в регионах люди понимают, что это не какие-то сугубо московские тёрки, а одно из звеньев цепи нарушения прав человека. Значит и поддержка узников режима — общее дело. Цитаты, с которыми я фотографируюсь, взяты из переписки Кирилла с Натальей Точильниковой, спасибо за них».