ГОДОВЩИНА МОСКОВСКОГО ДЕЛА #МЕДИАСТРАЙК #STOP212
ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?
27 июля 2019 года тысячи людей вышли на улицы Москвы, чтобы выразить несогласие с действиями ЦИК России и Мосгоризбиркома.

Ранее избирательные комиссии признали недействительными подписи тысяч москвичей и отказали в регистрации независимым кандидатам в Московскую городскую Думу.
Власти крайне жестко отреагировали на мирную акцию. Сотрудники полиции и Росгвардии перекрывали улицы, пытаясь рассеять толпу, проводили массовые задержания и применяли физическую силу против протестующих.
Акция побила все рекорды по количеству задержанных. Всего в автозаках оказалось

77 человек
1373 человека
получили травмы от действий сотрудников правоохранительных органов
Через неделю, 3 августа, состоялась новая акция протеста. На этот раз протестующие планировали провести прогулку по Бульварному кольцу. Акции вновь сопровождались массовыми задержаниями:

оказался в ОВД
1001 человек
152 человек
были оставлены в отделениях полиции
Практически все незарегистрированные кандидаты после акции получили административные аресты. Правозащитные организации «Зона права» и «Комитет против пыток» подали 19 заявлений о возбуждении уголовных дел по фактам незаконного применения насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Ни по одному из этих заявлений дела возбуждены не были.
После протестов правоохранители решили не ограничиваться административными арестами и завели на участников мирной ненасильственной акции уголовные дела.
Какие уголовные дела были заведены?
Формально, уголовных дел на сегодняшний день двадцать пять: «большое» дело о массовых беспорядках (статья 212 УК РФ), дело Константина Котова по «дадинской» статье 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение порядка организации митинга), дело Егора Жукова по статье за экстремизм, дело Владислава Синицы за твит и семнадцать дел по обвинению в «применении насилия в отношению представителя власти» (статья 318 УК РФ). Позднее появилось четыре дела об угрозе судьям (статья 296 УК РФ), выносившем решения по «Делу 212», в социальных сетях.
Дело о «массовых беспорядках» возбуждено Следственным комитетом 30 июля по событиям 27 июля. Шестнадцать мужчин (Евгений Коваленко, Кирилл Жуков, Иван Подкопаев, Данила Беглец, Самариддин Раджабов, Никита Чирцов, Эдуард Малышевский, Егор Лесных, Максим Мартинцов, Андрей Баршай, Александр Мыльников, Сергей Суровцев, Айдар Губайдулин, Владимир Емельянов, Павел Новиков, Сергей Меденков) обвиняются в причинении неопасного вреда здоровью сотрудникам Росгвардии 27 июля, а Павла Устинова осудили за то, что он якобы 3 августа вывихнул плечо сотруднику полиции, который его задерживал. Егору Жукову, изначально также обвинявшемуся в участии в массовых беспорядках, изменили обвинение, предъявив его по статье 280 УК — РФ «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Поводом тому послужили четыре видео на его YouTube-канале.

В рамках уголовного дела о «массовых беспорядках» было задержано 17 человек. Но сторона обвинения не смогла предоставить достаточное количество доказательств вины всех фигурантов, и 3 сентября четверо были отпущены на свободу: Сергей Абаничев, Владислав Барабанов, Даниил Конон и Валерий Костенок. 26 сентября на свободу также вышел Алексей Миняйло, его уголовное дело было закрыто. До 6 декабря 2019 года статья о массовых беспорядках вменялась Сергею Фомину. Однако «Дело 212» ещё не прекращено.

Обвинения по статье 318 и уголовные сроки, полученные арестантами, не менее абсурдны. Три года колонии за прикосновение к сотрудникам полиции и Росгвардии — это чрезмерная жестокость по надуманным обвинениям.

Почему мы считаем, что массовых беспорядков не было?
Обстоятельный анализ понятия «массовые беспорядки» и возможностей его применения был проведен международной независимой экспертной группой правозащитников после событий 6 мая 2012 года на Болотной площади.

Подробнее об этом можно прочитать на 6maycommission.org.
Если коротко, то для того, чтобы эту статью можно было применять, необходимо наличие 2 факторов:
  1. Должны быть беспорядки.
  2. Они должны быть массовым.

То есть люди должны совершать действия, которые способны причинить тяжкие последствия безопасности людям и городу вокруг акции (прохожим, бизнесу, инфраструктуре и т.д.). Также эти действия должны быть массовыми, а не единичными. Другими словами, одна брошенная бутылка воды (и даже урна) не превращает мирный митинг в массовые беспорядки.

В массовые беспорядки не превращает митинг даже нанесенный вред сотруднику полиции.
Сколько людей арестовано и в чём их обвиняют?
Изначально 15 человек обвинялись в участии в массовых беспорядках, но большинству из них также былы предъявлены обвинения по статье 318 УК РФ, связанной с насилием в отношении сотрудников правоохранительных органов. К обвиняемым по 318 статье добавились: Никита Чирцов, Эдуард Малышевский, Андрей Баршай, Александр Мыльников, Егор Лесных, Владимир Емельянов, Максим Мартинцов, Павел Новиков, Сергей Суровцев и Сергей Меденков. Четверых отпустили сразу после снятия обвинения по «массовым беспорядкам». Егору Жукову предъявили обвинение по статье «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Позже появилось четыре обвиняемых в угрозах судьям, выносившем решения по «Делу 212», в социальных сетях.
Сколько людей арестовано и в чём их обвиняют?
Изначально 15 человек обвинялись в участии в массовых беспорядках, но большинству из них также былы предъявлены обвинения по статье 318 УК РФ, связанной с насилием в отношении сотрудников правоохранительных органов. К обвиняемым по 318 статье добавились: Никита Чирцов, Эдуард Малышевский, Андрей Баршай, Александр Мыльников, Егор Лесных, Владимир Емельянов, Максим Мартинцов, Павел Новиков, Сергей Суровцев и Сергей Меденков. Четверых отпустили сразу после снятия обвинения по «массовым беспорядкам». Егору Жукову предъявили обвинение по статье «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Позже появилось четыре обвиняемых в угрозах судьям, выносившем решения по «Делу 212», в социальных сетях.
Большинство из арестантов ранее никогда не нарушали закон. Среди них есть студенты элитных вузов, инженеры, программисты. Это ничем не отличающиеся от нас с вами порядочные люди, случайно попавшие под удар системы. Подробнее об арестантах можно почитать тут.
Где все арестанты сейчас и что их ждет?
На время хода следствия суд избирает меру пресечения — способ не дать обвиняемому скрыться или помешать следствию. Изначально в отношении всех обвиняемых избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на два месяца — фактически тюрьма, хотя их вина ещё не доказана, опасности для общества они не представляют, а семьи некоторых из них оставались без средств к существованию.
В качестве одного из обоснований необходимости применения такой жёсткой меры пресечения следствие приводило тот факт, что некоторые из обвиняемых скрывались с места преступления — улицы, где проходила акция. А скрывались они в автозаках и отделениях полиции, куда их, наряду с тысячей других протестующих, сотрудники Росгвардии и полиции доставляли во время акций.

По ходу следствия троим обвиняемым изменили меру пресечения: двоим с СИЗО на домашний арест и одному на подписку о невыезде. В отношении Александра Мыльникова, как отца трёх маленьких детей, изначально была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.
На данный момент десять арестантов содержатся в СИЗО и в колониях.

Прокуроры настаивали на максимальных сроках для оставшихся обвиняемых по делу. Напомним, обвиняемым по 212 статье грозило от трёх до восьми лет лишения свободы; по статьям 318, 212.1, 280 — до пяти лет, по статье 296 — до трёх. Стоит отметить, что во время «Болотного дела» — последнего случая применения статьи 212 УК РФ, с которым часто сравнивают текущее дело — итоговые сроки были меньше максимально предусмотренных законом.
Мы боремся за полное прекращение дела о массовых беспорядках.
Мы считаем, что нельзя судить за участие в том, чего не было.
Что ещё происходит, кроме уголовных дел?
Большинство незарегистрированных кандидатов были под арестом.

Следственный комитет выявил 134 мужчины, которые, возможно, уклоняются от службы в армии, а военкоматы стали рассылать задержанным на акциях повестки для «уточнения данных воинского учета». Повестки приходили даже женщинам.

Федеральная Служба Судебных Приставов нашла задолженность у задержанных на акциях на общую сумму около 25 миллионов рублей и организовала рейды по квартирам должников.

ГУП «Московский метрополитен», «М.Такси» и ресторан «Армения» подали иски к незарегистрированным кандидатам на общую сумму 14 млн рублей за ущерб, якобы нанесенный их предприятиям протестующими во время акций.

Прокуратура требовала у органов опеки лишить родительских прав супружеские пары Проказовых и Хомских, которые взяли на акцию детей. Следственный комитет возбудил в их отношении уголовное дело по обвинениям в «оставлении ребенка в опасности» (статья 125 УК РФ) и и «неисполнении обязанностей по воспитанию» (статья 156 УК РФ). Суд 2 сентября отклонил оба иска и не стал лишать их родительских прав. Но 18 сентября 2019 года прокуратура обжаловала это решение.