МОСКОВСКОЕ ДЕЛО ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕКРАЩЕНО
Удар по правосудию
Александра Крыленкова
Материалы — Данные судебной статистики, База «Росправосудие»


Сегодня большинство арестантов «Дела 212» находится под следствием по обвинению в неопасном для жизни и здоровья насилии в отношении представителей власти, а у некоторых уже вступили в силу приговоры по этой статье.
Так, по ч.1 статьи 318 УК РФ по два года колонии получили признавшие вину и взявшие особый порядок Данил Беглец и Иван Подкопаев. Три года по тому же обвинению получил Кирилл Жуков, три с половиной — Евгений Коваленко.
Единственный обвиняемый по, казалось бы, более тяжкой, ч.2 статьи 318, Павел Устинов, приговорен к одному году условно.

Мы решили посмотреть, за что обычно судят по ч.1 статьи 318, и какие приговоры по ней выносятся, чтобы понять, насколько наказания арестантам «дела 212», проходящим по этой статье, соответствуют норме правоприменения.

Сколько в России выносится приговоров по ч.1 статьи 318, и какие избираются наказания?
Всего за 2018 год в России по ч.1 статьи 318 судами рассматривалось 6338 дел.

Подавляющее большинство (5960) из них завершились обвинительными
приговорами. Из оставшихся 358 дел 328 было прекращено за примирением сторон и 47 — в связи с деятельным раскаянием. Лишь в трех случаях из 6338 судом был вынесен оправдательный приговор.

Из тех обвиняемых, в отношении кого были вынесены обвинительные приговоры, 2644 были приговорены к условным срокам, 7 — к ограничению свободы, 42 — к различным работам, и 163 направлены на принудительное лечение. К выплате штрафов приговорены 2036 человек (причем штрафы более 100 000 рублей получили всего 35 человек). Стоит отметить, что в рамках одного приговора обвиняемый может получить одновременно несколько наказаний, не связанных с реальным лишением свободы.

Оставшиеся 1211 приговорены к реальным срокам заключения. Из них 410 человек — к срокам менее года, 658 человек — от одного года до двух. К срокам более двух лет по всей стране приговорено 143 человека, из которых 132 получили от 2 до трех лет, и лишь 11 человек получили сроки более трех лет. То есть сроки, сравнимые со теми, к которым приговорили арестантов «Дела 212», в отношении которых уже вынесен приговор, в 2018 году получили всего 2% обвиняемых по этой статье по всей стране. Получается, что такие жесткие приговоры по этой статье — большая редкость.
К штрафам приговорены 2036 человек
92 человека
до ₽ 5000
1076 человек
₽ 5000 - 25 000
833 человека
₽ 25 000 - 100 000
К реальным срокам приговорены 1211 человек
410 человек
срок до одного года
658 человек
срок от одного года до двух лет
143 человека
срок более двух лет
То есть вероятность получить сроки, сравнимые со сроками, к которым приговорили Арестантов 212, в отношении которых уже вынесен приговор, — 2% при условии, что дело не развалится на этапе следствия и дойдет до суда.

Возможно, участники мирных московских митингов совершили какие-то несоразмерные «обычному» насилию против сотрудников полиции действия? И действительно должны были попасть все до единого в эти 2%?




2%
К сожалению, по Москве опубликовано слишком мало текстов приговоров, поэтому для анализа мы взяли ближайший регион — Московскую область. Всего за 2018 год на сайте Росправосудие опубликовано 135 приговоров по ч.1 ст. 318. Мы проанализировали половину из них, выбранную случайным образом.
Что можно отметить в результате нашего анализа
Стоит ли говорить, что ни один из проходящих по этой статье арестантов «Дела
212» не был в состоянии алкогольного опьянения в момент совершения действий, за которые их судят. Практически никто из них не был ранее судим. Ни в одном деле нет медицинских экспертиз, в которых были бы зафиксированы раны, ссадины, гематомы или какие-либо еще повреждения на телах пострадавших представителей власти.

Обращают на себя внимание отдельные дела. Например, солдат-срочник, который головой сломал нос сотруднику полиции, сделавшему замечание за распитие алкоголя в общественном месте, в качестве приговора получил 40000 рублей штрафа. В другом деле двое избили полицейского, доведя того до сотрясения мозга. Один из нападавших на этом не остановился и также ударил
правоохранителя по руке топором. В итоге применивший холодное оружие получил 2 года лишения свободы по 318 ч.2, а его подельник — один год колонии по ч.1 ст. 318. Таким образом, фигурант этого дела за избиение и удар топором
полицейского получил такой же срок, как Данил Беглец за то, что схватил стража
порядка за руку.
По итогам нашего разбора можно смело утверждать, что приговоры по «делу 212» гораздо суровее обычных наказаний за такие же действия по той же статье.

Почему правосудие так строго относится к арестантам «дела 212»?

Ответ заключается в том, что «дело 212» — политическое дело. Это значит, что любой приговор по нему демонстративен и показателен. Любой приговор по «делу 212» намеренно жесток, служа цели внушить гражданскому обществу страх и заставить россиян больше никогда не выходить на улицы. Приговоры арестантам «дела 212» — это попытка испугать нас всех.

«Дело 212» — наше общее дело.

За что и насколько были осуждены другие обвиняемые?
Примеры приговоров за 2018 год по Московской области